Экспедиция-2008

                                                                                                                                                               Памяти тети Тани

 

В декабре 1955 года я впервые побывал в Саратове. Отец там не был с довоенных времен: сперва война, потом ссылка. А в конце 1955 года уже повеяло свободой, он выхлопотал командировку в Москву, взял и меня с собой. Из Москвы мы ненадолго выбрались в Саратов. Остановились у вдовы Д.Н. Смирнова, любимого учителя отца. Мало что я запомнил, но в памяти сохранилось, как мы стояли около двухэтажного дома, в котором когда-то жил мой отец.

Полвека прошло, прежде чем мне самому захотелось съездить в Саратов и в Баронск. К этому времени уже удалось восстановить нашу родословную до первопоселенца Карла Фридриха Раушенбаха, заодно выяснилось и много другого интересного. Моя тетя Таня (Татьяна Эдуардовна Раушенбах, 1908-2010) живо интересовалась подробностями генеалогических поисков и дополняла сухие данные документов рассказами о своем детстве. Сохранив до столетнего возраста прекрасную память, она хорошо помнила тот дом и то время.

v.e.jpg

Нина Николаевна Раушенбах с Валей  и Таней; Саратов, 1915

 

И вот в марте 2008 г. мы вдвоем с сыном Валентином совершили экспедицию в Саратов и Немповолжье. Называть эту поездку экспедицией даже неудобно: краткая вылазка, два неполных дня. Перед отъездом побывали у моей тети Тани, чтобы еще раз расспросить ее о памятных для нашей семьи местах Саратова и определиться с маршрутами по городу.

tt0000_1.jpg

Татьяна Эдуардовна Раушенбах. Москва, 17.03.2008

Маршрут в Саратове составили таким образом, чтобы в первый же день посетить, осмотреть и сфотографировать наиболее интересные для нас объекты:

- табачную фабрику Штаф,

- братскую могилу жертв сталинского террора на Воскресенском кладбище, где предположительно покоится прах моего деда Эдуарда Александровича Раушенбаха (1873-1937),

- дом на углу Провиантской и Константиновской (ныне Советской) улиц, принадлежавший трем братьям Раушенбахам.

Тетя, которой в этом году исполнялось 100 лет, нарисовала тот самый дом на углу Провиантской и Константиновской улиц, в котором жили семьи моего деда и двух его братьев, Владимира и Виктора:

 

1a_500.jpg

С Воскресенским кладбищем все ясно, а первый пункт требует разъяснений.

                                                                         Штафы

Чем же нас привлекла табачная фабрика, и кто такие Штафы (Staf, Staaf, Stahff, Stahf – в разные времена фамилия писалась по-разному)? Из “Записок” В.Э. Раушенбаха (см. раздел Библиотека) известно, что девичья фамилия моей прабабушки Лидии Константиновны Раушенбах, жены Александра Иоганновича Раушенбаха и матери 13 детей, была Штаф. Умерла она, согласно “Запискам”, в 1925 г. в возрасте 75 лет. Там же указано, что Штафы обитали в колонии Борегард (Борегар, Борегардт). По ревизской сказке 1857 г. в Екатериненштадте (но не в Борегарде) значилась семья Константина Штафа и Иоганны, ур. Миллер; среди их детей была Лидия, 6 лет. Девичья фамилия Иоганны совпадала с девичьей фамилией моей прапрабабушки Кристины, хотя это мало о чем говорит – Миллеров в Немповолжье предостаточно.

Пожалуй, это все, что мне было известно в 2002 г., когда благодаря Вере Беляковой-Миллер и Эндрю Спенсеру (Andrew Spencer) я вступил в переписку с известным немецким журналистом Юргеном Штафом (Jurgen Stahf), потомком колонистов. К этому времени Юрген успел побывать в Саратове и в Немповолжье, а в Германии сумел проследить историю рода Штафов вглубь до 16-го века. В этом ему немало помогла семейная хроника, составленная его отцом Эдгаром, уехавшим из России в начале революции. История поисков, предпринятых Юргеном, удивительно интересна и достойна отдельного повествования; не теряю надежды получить ее из первых рук и опубликовать на нашем сайте.

Однако в семейной хронике Штафов не было ни моей прабабушки, ни ее родителей, они принадлежали к другой ветви рода. Были и кое-какие неточности, что неизбежно в семейных преданиях, в этом я убедился на собственном опыте. В начале 2003 г. мы с Юргеном объединили наши усилия по выращиванию фамильного древа; Юрген прислал свои материалы, я запросил Архив Немцев Поволжья (ГИАНП), откуда Елизавета Моисеевна Ерина и ее сотрудники прислали данные по Штафам почти что за весь 19 век. Итак, привожу “сухой остаток”, объединяя наши общие наработки.

Первое упоминание о наших предках-Штафах: запись в церковной книге Крессенбаха (Kressenbach) от 01.05.1608 о крещении Ганса Штафа. Отец – Хен Штаф (Hen Staf), мать – Анна. Хен Штаф (имя которого, полагаю, суть сокращенная форма от Hennrich = Heinrich), скончался в 1613 г., дата рождения его неизвестна, ясно лишь, что родился он в 16-ом столетии.

Следующие два поколения также родились в Крессенбахе, но уже с 1703 г. записи, касающиеся Штафов, находим в церковных книгах Вальрота (Wallroth). Оба эти местечка расположены неподалеку друг от друга и сейчас входят в состав гессенского курорта Шлюхтерн (Schlüchtern). Будущий первопоселенец Иоганн Петер Штаф родился в Вальроте 06.12.1739. Там он и женился 21.01.1762 на Марии Еве Шмидт.

Подобно большинству немецких крестьян, Ханнпетер, как его звали односельчане, должен был платить немалую арендную плату за ту малоплодородную каменистую землю, которую обрабатывал. Семилетняя война привела к разорению многих хозяйств, налоги и поборы стали непомерны для большинства земледельцев. Хозяйство Ханнпетера было обременено долгами, и выхода из кабалы не предвиделось. Семейное предание рассказывает, что в один прекрасный день весны 1766 года, когда Ханнпетер пахал свое поле, он увидел длинную вереницу повозок. То были подобные ему крестьяне, решившие попытать счастья в России, куда приглашал их манифест императрицы Екатерины II. Не долго думая, Ханнпетер бросил свой плуг прямо на поле, запряг лошаденку в повозку, взял жену, годовалого ребенка и присоединился к обозу. Поступок настолько незаурядный, что память о нем хранилась в родной деревушке и два века спустя!

Согласно известным нам документам, Петер Штаф с женой и младенцем Иоганном Николаусом прибыл в Россию  09.06.1766 на английском барке “George“ со шкипером Adam Bairnsfair (см. «Переселение немецких колонистов в Россию в 1766 г.», сс. 30, 223). В июле 1766 семья Петера Штафа транспортом Ольденбурга отправилась на Волгу и 07.07.1767 поселилась в колонии Борегард.

Впоследствии Николаус женился на Анне Елизавете Лир (Liehr), у них было двое сыновей – Конрад (1793-1858) и Михаель (1796-1864). Здесь-то и разошлись наши с Юргеном дороги: он принадлежит к потомкам Михаеля, я – к потомкам Конрада.

В самом конце 18-го века семья Николая Штафа перебралась из Борегарда в Екатериненштадт; оба сына Николауса Штафа стали зажиточными купцами; у них были лавки в своем селе и в Саратове. У Конрада (Кондратия, на русский манер) было восемь детей, его сын Константин, родившийся 13.05.1819, был отцом Лидии Константиновны и моим прапрадедом. Заметим, что род Штафов соединялся с родом Раушенбахов дважды: Николаус Штаф, сын Михаеля, женился на Марии Флорентине Раушенбах, дочери Андреаса Якоба (см. Фамильное дерево).

 

День первый. Саратов

Прибыв в Саратов, мы в первую очередь направились к табачной фабрике Штаф. Она замечательно сохранилась и продолжает выпускать опасную для здоровья продукцию, теперь уже под эгидой British American Tobacco:

02_0.jpg

 

Это здание построено в конце 19 в., сама же фабрика основана была в конце 1828 г. Кондратием Штафом при участии его брата Михаеля. История ее создания  уже обросла легендами, подробнее об этом см. Легенды о табачной фабрике Штаф http://www.rauschenbach.ru/ru/legendy-o-tabachnoy-fabrike-shtaf.

Последним владельцем фабрики был внук ее основателя, Кондратий Александрович Штаф, двоюродный дядя моего деда Эдуарда (через Лидию Константиновну). Согласно “Запискам”, Эдуард Александрович после ликвидации семейного хутора, об истории которого рассказано будет в отчете об экспедиции 2013 г., окончил в Москве бухгалтерские курсы и поступил на работу на фабрику Штаф. Теперь нам известно, что хутор был продан не ранее 1904 г. В том же году 1 ноября прапорщик Эдуард Раушенбах был мобилизован в связи с военными обстоятельствами, уволен же в отставку был 30 января 1907 г., через полмесяца после рождения моего отца Валентина. Надо полагать, что его трудовая деятельность на табачной фабрике началась не ранее 1907, закончилась же никак не позднее августа 1914, когда дед был мобилизован на германскую войну.

Как выглядел он в эти годы? Фотография семи братьев, украшающая главную страницу сайта, сделана где-то между 1910 и 1914 гг., дед там сидит крайним слева. Для этого парадного снимка братья собрались в доме Mutter, Лидии Константиновны:

 

03_0.jpg

На снимках 1901 и 1910 года мы видим Эдуарда в более непринужденной обстановке:

03a_0.jpg

Слева направо: Николай, Эдуард, Виктор, Александр; Саратов, 1901

 

04_0.jpg

Эдуард слева, на корточках. Видны Виктор (слева, лежит) и Александр, прочие не установлены; Саратов, 1910

 

В 20-ые и 30-ые годы Эдуард Александрович продолжал работать бухгалтером, семья его жила на Гоголя, 97, кв.1, на следующей фотографии середины 30-х годов мы видим его на крыльце этого дома: 

05.jpg

 

Мы навестили нынешний д. 97 по улице Гоголя, сфотографировали, но уверенности в том, что это тот самый дом, нет.

06.jpg

Последнее место работы Эдуарда Александровича – завод “Красный коваль”. В 37-ом году некто из его сослуживцев сообщил “куда следует”, что дед одобрительно отзывался о материальном положении трудящихся в Германии по сравнению с первой в мире страной рабочих и крестьян. Впрочем, вряд ли только это было причиной ареста: волна шла по всей стране, разнарядка спущена была сверху, план надо было выполнять любой ценой, а тут – бывший царский офицер. Неясно даже, не по ошибке ли его взяли в ночь на 8 октября, возможно, на очереди был не Эдуард, а Эдгар Александрович Раушенбах (1895-1938, внук Иоганна Карла Раушенбаха). Уже через какое-то время после ареста пришел некий энкеведешник и стал допытываться: “А где ваши куры?”. У Эдуарда с Ниной никаких кур не водилось, а Эдгар был страстным любителем этой птицы. – Его, впрочем, взяли годом позже.

Эдуард Александрович был расстрелян 15 декабря 1937 г. На Воскресенском кладбище в довольно-таки непрезентабельном углу устроена братская могила жертв репрессий 30-ых – 40-ых гг. прошлого века. Точных документов нет либо они недоступны, но известно, что тела казненных кремировались, а прах был захоронен именно в этом месте:

07_0.jpg

 Более подробно об Э.А. Раушенбахе и его судьбе можно прочитать в статьях “Карл Фридрих Раушенбах и его потомки в России” или “История рода Раушенбахов в России” (раздел Библиотека).

Отец в “Записках” сообщает, что в 1914 г. семья Эдуарда и Нины Раушенбах с двумя детьми переехала на жительство в собственный дом на углу Провиантской и Константиновской улиц. Этот двухэтажный дом, который мне показывал отец в 1955 г., был куплен Эдуардом на паях с братьями Владимиром и Виктором. Стало быть, тогда в доме жили 12 Раушенбахов, считая супруг и детей братьев-домовладельцев.

dom0000_0.jpg

 

Верхний снимок сделан со стороны Советской (= Константиновской) улицы. Вход в квартиру Эдуарда был со стороны Провиантской, туда же выходили и окна (1-й этаж):

dom3_0000_0.jpg

Окна квартир 1-го этажа, в которых жили семьи Владимира и Виктора, выходили на Константиновскую:

dom1_0000_0.jpg

Три квартиры на втором этаже сдавались внаем, в одной из них была частная школа пения, в другой – пансион для гимназисток, о третьей не знаю ничего.

В марте 2008 г. дом производил удручающее впечатление, как, впрочем, и многие старые саратовские дома. Он был назначен к сносу, в бывшей пятикомнатной квартире Эдуарда устроена была коммуналка, населенная какими-то “понаехавшими” гражданами явно не саратовского происхождения. Нас все же впустили, хоть и не без страха, позволили заглянуть кой-куда, но снимать не разрешили. Мы вышли во двор, где когда-то играли Валя, Таня, Аня, Лида, Галя и Марина. Хотя 16-летняя Аня вряд ли там играла с мелюзгой. Двор был еще хуже, чем дом.

09_0.jpg

Годом позже, тоже весной, в Саратове побывали наши дочери Таня и Маша с женихом Андреасом. Им принадлежит последнее фото достопамятного дома:

10_0.jpg

Теперь на его месте высится многоэтажка. – На прощание и на память о родовом гнезде Андрей с Машей утащили со стены дома указатель улицы “Советская”, мы его бережно храним.

Расположенному рядом на Провиантской особняку К.А. Штафа повезло больше: он причислен к памятникам архитектуры, реставрирован. Уже многие годы в нем располагается клиника кожных и венерических заболеваний:

11.jpg

Поиски ряда других объектов, в частности, дома на М. Сергиевской, где перед революцией жила моя прабабушка Лидия Константиновна Раушенбах (ур. Штаф, 1851-1926), успехом не увенчались. Возможно, некоторых из искомых домов уже и нет.

А еще в этот день мы наведались в областной архив (ГАСО) и в архив ЗАГС, где добыли справку о кончине Л.К. Раушенбах, погуляли по центру Саратова.

 

День второй. Wiesenseite

Следующий день был посвящен Немповолжью, точнее – Wiesenseite (Луговой стороне), что лежит на противоположном Саратову берегу. Мы еще накануне арендовали автомобильчик с водителем, без чего не сумели бы преуспеть ни в городе, ни тем более в степях. Предстояло навестить ГИАНП в Энгельсе, бывшие Нидермонжу и Екатериненштадт (соответственно, Бобровку и Маркс). Интерес к архиву, сотрудникам которого во главе с Елизаветой Моисеевной Ериной я обязан самыми ценными генеалогическими находками, понятен. Впервые за 8 лет поисков я воочию узрел и смог подержать в руках оригиналы ревизских сказок и других документов. Тут же нам передали архивную справку о колонистах Груне. До сих пор неизвестно, родственники ли это нашей прапрапра…..бабушки Софии Фредерики, но документы лишними не бывают.

12_0.jpg

 

Бобровка

Нидермонжу – первое место оседлого поселения Раушенбахов в России. Карл Фридрих с женой прибыли сюда 3 августа 1767 г. До этого они, как и все колонисты, были расквартированы на зиму где-то гораздо севернее, возможно, близ Петербурга. На Волгу они прибыли транспортом лейтенанта фон Дитмарна; из 1048 вышедших с ними в путь до Саратова добрались 746 человек, 302 умерли в пути. Гибель почти 30% людей вполне сопоставима с человеческими потерями при депортации немцев в 1941 г. Это удивительно: в 1767 г. правительство было заинтересовано в том, чтобы все колонисты, на которых и так уже немало потрачено было средств, благополучно добрались до места поселения и впоследствии расплатились с долгами. Тем не менее средние потери по сохранившимся транспортным спискам оцениваются в 12%. В нашем случае дело обстояло еще хуже; очевидно, и выжившие колонисты были в тяжелом физическом положении после столь изнурительного перехода.

Колония Нидермонжу была основана в июне 1767 г.; в августе в ней было уже 276 постоянных жителей, да еще более сотни семей были там временно расквартированы в ожидании перехода в другие колонии в 1768 г. Селились тогда колонисты, как правило, в построенных специально для них домах, по две семьи в доме, но с отдельными входами и дворами. Саратовская контора по делам иностранных ссудила чете Раушенбахов пару лошадей и корову, надо полагать, с запасами фуража и семян для посева в следующем году. Как и все немецкие колонии, в последующие годы село Нидермонжу росло числом населения и обработанными земельными угодьями. В 1910 г. здесь насчитывалось 4126 жителей.

14_400.jpg

План колонии Нидермонжу (из книги Einwanderung in das Wolgagebiet 1764-1767, B. 3)

Сегодня население Бобровки явно не превосходит числом Нидермонжу образца 1767 г. Главная, она же единственная улица протянулись параллельно реке Лизель - планировка, утвержденная графом Орловым, не изменилась.

15_0.jpg

Людей почти не видать, немцев нет и быть не может, но нам повезло: мы повстречали таки живого немца, да еще потомка колонистов! Алексей Карп родился уже в ссылке на Алтае, но сравнительно недавно перебрался жить на родину предков. Многие его родственники уехали в Германию, он не захотел: “Мне там нечего делать”. Здесь он держит корову, ведет свое деревенское хозяйство, словом, живет естественным для себя образом.

 

nemec2_0000_0.jpg

 

Достопримечательностей в Бобровке нет. Когда-то стояла кирха, но в советские годы ее разобрали по бревнышкам и сложили заново в другом месте уже в виде малопривлекательного здания – клуба и библиотеки в одном флаконе:

17_0.jpg

Это приговоренное к скорому закрытию заведение сфотографировано в 2013 г., прошу прощения за анахронизм. Дополнительно фотоснимки Бобровки можно посмотреть на авторской странице В.Какорина http://imgsrc.ru/vovkakak/a441746.html .

В 2008 г. нам сказали, что старое кладбище не сохранилось. Так ли это? В 2013 г. мы все же побывали на бобровском кладбище, но об этом в другом месте.

 

Маркс

В 1792 г. Иоганн Готфрид Раушенбах (1769-1843) покинул Нидермонжу и переселился в Екатериненштадт. Документами о его рождении мы не располагаем, но ему не от кого было родиться, кроме как от четы первопоселенцев: ни тогда, ни потом не появилось более ни одного иного Раушенбаха на Волге, думаю, что и в Росси вообще. Впрочем, в 30-ые годы минувшего века в Москве объявился Вальтер Раушенбах, антифашист, бежавший от нацистов. Здесь он работал администратором немецкого театра “Колонне линкс”, успел сняться в фильме “Борцы”, затем попал в лапы НКВД и без вести исчез. Маловероятно, чтобы он приходился нам даже очень дальним родственником.

 

Итак, с 1792 г. Раушенбахи живут в Катариненштадте, как его называли сами колонисты. Это село, удачно расположенное близ Волги, вскоре стало неофициальной столицей Немповолжья. Население быстро росло (от 606 человек в 1767 г. до 15370 в 1910 г.), однако статус города получен был лишь при советской власти заодно с новым именем: Марксштадт. В 1941 г. немецкий компонент “штадт” был устранен, но на основоположника всепобеждающего учения рука не поднялась, остался Маркс за компанию с Энгельсом (бывшим Покровском).

О том, как росли и множились Раушенбахи в Катариненштадте, можно прочитать в разделах “История” и “Библиотека”. Мои предки покинули сие место около 1860 г., так что из достопримечательностей нас привлекало в первую очередь кладбище, где упокоены Иоганн Готфрид, его жена и их многочисленные потомки.

Но сперва мы посетили краеведческий музей, где собраны предметы быта из домов немцев-колонистов:

zerk1_0000_0.jpg

Часы

 

zerk3_0000_0.jpg

Трюмо

На сайте wolgadeutsche есть фото пары стульев, некогда принадлежавших семье Раушенбах (http://wolgadeutsche.net/museum/2_10.htm):

 18.jpg

Фото И. Гербера (J. Herber)

Кто бы ни были эти Раушенбахи, все равно родня. Хотелось посидеть на этих стульях, по исходным данным они должны были составлять часть музейного фонда. Увы, наши надежды не оправдались. То ли их перевели в запасники музея (если таковые существуют), то ли им нашлось другое применение… Зато благодаря любезности директора музея Ирины Николаевны Аврамиди нам удалось познакомиться не только с экспозицией музея, но и с его основателем Николаем Васильевичем Титовым, который согласился показать нам кладбище. Оно не меняло своего места с дореволюционных времен, и Николай Васильевич еще помнил красивый надгробный памятник – женскую статую – установленный над фамильным склепом Раушенбахов.

Жаль, что этот памятник сохранился лишь в его воспоминаниях. Картина запустения и осквернения могил превзошла все ожидания. Не сохранилось НИ ОДНОГО целого надгробия, все разрушено и разорено. Современные обитатели Маркса хоронят своих близких просто поверх старых немецких могил – там, где это удается. Удается не везде: толщина сводов фамильных склепов такова, что сокрушить их можно лишь тяжелой техникой или взрывчаткой. Ни то, ни другое, к счастью, на кладбище г. Маркса не применялось. Поэтому только памятники уничтожены, склепы же уцелели. Чтобы им не зиять немым укором вандалам 21-го века и не простаивать зря, в них насыпали мусора:

19_0.jpg

По словам Н.В. Титова, пик вандализма пришелся на 90-ые годы прошлого века, когда местное население неведомо почему убоялось слухов о возможном возвращении некогда изгнанных немцев на Волгу. Трудно понять, чем помешали кому-то покойники, но разрушено было все, а восстанавливать или хотя бы убрать мусор никто и по сей день не собирается.

На этом мы расстались с родиной предков и вернулись в Саратов, а оттуда вечерним поездом в Москву. В Москве отчитались о проделанной работе перед тетушкой, показали ей то, что засняли. Хотя экспедиция была и краткосрочной, достижений и впечатлений всем нам хватило надолго. Краткие отчеты о проделанной работе были отправлены Вере Беляковой и Юргену Штафу.

 

21_0.jpg

Часы из саратовской квартиры Эдуарда и Нины Раушенбах в московской квартире тети Тани

В 2008 г. казалось, что в Немповолжье нам больше нечего искать. Если и возвращаться туда когда-нибудь, то разве только ради детей, чтобы и они побывали на земле предков. Но прошло несколько лет…

Георгий Раушенбах

Москва, 27.08.2013

(в редакции от 11.04.2016)

(Продолжение следует)